Доктор Айзен
А сейчас Зинаида Никаноровна Штольц исполнит романс "Ах, к чему этот ебаный стыд!"
Название: Отражение.
Авторы : Соуске Айзен , Toto_horse
Бета : Cuarenta
Рейтинг: в целом R, местами NC- 17
Герои: Айзен, Улькиорра, Мурсьелаго, Гин, Заэль, Гриммджо, Хинамори.
Жанр: романс
Краткое содержание: Не добившись взаимности от Улькиорры Айзен просит Заэля создать клона.
Предупреждение: AU, ООС Улькиорры, Улькиорра и Мурсьелаго два разных мм.....человека.
Отказ от прав: Кубо- кубово

8 глава
- Улькиорра!- Айзен вывалился в коридор, одной рукой натягивая брюки, а другой прижимая к уху телефонную трубку, локтем закрывая дверь в спальню.- Наконец-то. У тебя все хорошо, мальчик мой?
- Да, все хорошо, Айзен-сан, - Улькиорра облегченно выдохнул, его приняли, это было слышно по голосу. - У меня были небольшие проблемы... но теперь все хорошо. Айзен-сан... вы не могли бы забрать нас?- Он назвал город, а затем адрес.- Со мной человек, который очень помог мне,- он решил сразу сказать о нем, чтобы не ошарашивать постфактум. И прислушался в ожидании ответа.
***
А в комнате Мурсьелаго медленно опустил голову на подушку. Постель еще хранила тепло Ками, но того уже не было здесь. Он ушел, неожиданно, словно просто забыв о нем, и теперь парень лежал, натянув на себя шелковую простынь, и думал о том, куда направился его бог. И кем был тот Улькиорра, который оказался неожиданно важен. Важнее него.
Так и не одевшись и не обращая внимания на собственную наготу, Мурсьелаго сел за компьютер.
***
- Хорошо,- Айзен натянул, наконец, на себя многострадальные брюки и распахнул дверь в свою комнату. Вытащил из шкафа рубашку, накинул пальто и спустился в гараж - и все это не отнимая трубки от уха, будто считал, что если не сможет слышать больше голос Улькиорры, то потеряет и его самого,- хорошо, я уже еду, только прогрею машину. Могу быть у вас через два часа. Ты говорил с Гином, малыш? Это он убедил тебя позвонить мне?
- Нет! - Возглас в трубке был полон самого неподдельного ужаса, и лишь затем - неуклюжая попытка сгладить неловкость. - Я решил позвонить сразу вам, чтобы... ну... чтобы вы сами меня... нас забрали. Вам ведь не сложно? - По голосу было слышно, чего стоит ему просить его, у кого он никогда не принимал подарков, никогда не обременял ничем, вот так приезжать посреди ночи к черту на рога.
- Улькиорра, я уже выезжаю из особняка,- как можно спокойнее отозвался Айзен.- Мне не сложно приехать за тобой, до Накагамы было гораздо дальше. Или ты,- его сердце пропустило удар.- Ты сейчас в безопасности?
- Да,- Улькиорра кивнул, по крайней мере, так показалось Айзену. - Я с моим другом. И... я очень жду вас.
Он улыбнулся Гриммджо, показывая, что, кажется, все в порядке.
Погода была не самая лучшая, и машину пару раз чуть не занесло в кювет, но Айзен добрался до города уже через полтора часа, а еще через двадцать минут звонил в незнакомую дверь, стараясь унять бешеный стук сердца. Квартира, судя по всему, была на порядок лучше, чем мог позволить себе Шиффер, - если судить по состоянию подъезда,- когда он приходил по прежнему адресу, разыскивая Улькиорру, то постоянно прижимал к лицу носовой платок - на лестнице сильно пахло отсутствием туалета, а тут... было вполне цивильно. Где он взял деньги на такое жилье?
Ему открыли не сразу. Сперва послышалось шлепанье босых ног - он вспомнил, что Улькиорра любит ходить босиком,- а потом в глазке мелькнула чья-то тень. Секундой позже дверь распахнулась, и Улькиорра повис на нем, обнимая так крепко, что, казалось, Айзен сейчас переломится пополам.
- Айзен-сан... - шептал он, зажмурившись, - я так рад, так рад вас видеть... спасибо, что приехали...
От него пахло иначе, шампунем с ванилью и почему-то оливковым маслом, словно он недавно готовил.
Айзен попятился, обнимая льнущего к нему Улькиорру, и облокотился на стену - только так он мог уберечь и себя и мальчишку от падения. И только тогда прижал к себе потеряшку так, что только кости хрустнули.
- Глупый,- прошептал Айзен, дрожащими руками гладя тонкую спину,- почему ты ушел, чего тебе не хватало, а? - Ему было радостно и немного больно, потому что Улькиорра позвонил ему, только когда потребовалась помощь и защита.
- Я испугался, - шепнул парнишка, не отрываясь от него, - было... много всего случилось, и мне больше не к кому было пойти,- он, наконец, чуть отстранился от него. - Помните, вы предлагали мне жить у вас? Я подумал... - он пожевал губу, - я хотел бы этого.- Ощущение защиты было так сильно, что он просто не мог оттолкнуть его сейчас.
- Конечно, мы можем поехать прямо сейчас,- странно, но первая мысль Айзена была о Мурсьелаго, он был несправедлив к нему, ударил, когда тот хотел помочь, бросил без объяснений, а сейчас... применимо ли по отношению к клону слово "предательство"? Бред. Но именно так он себя и ощущал. Предатель. Это слово было написано у него перед глазами огромными алыми буквами и слегка омрачало охватившую его эйфорию. Наверное, так чувствует себя человек, который вдобавок к любимой беспородной, но любящей его дворняжке, решает завести йоркширского терьера, о котором мечтал с самого детства. Он найдет время, чтобы погладить обоих.- Собирай свои вещи, малыш,- успокоив свою совесть, Айзен вернулся мыслями к Улькиорре.- Да, ты говорил, у твоего друга тоже проблемы?
- Он мне жизнь спас,- произнес Улькиорра, подняв взгляд на Айзена.- Он хороший человек. Я был бы рад, если бы вы нашли возможным, чтобы он поехал с нами...- Он перевел взгляд на появившегося, наконец, в дверном проеме Гриммджо.
- У меня большой особняк, в котором очень много пустых комнат,- пожал плечами Айзен, скользнув взглядом по Коту. Косуха, гриндара, синие волосы - и при этом квартира-студия, арендная плата за которую наверняка превышает жалование Хинамори. Не нужно было быть гением, чтобы понять, чем занимается парень,- что ж, оно и к лучшему. Он мог оказаться полезным.- Поговорим дома. Едем.
***
Хинамори слышала, как в комнатах Мурсьелаго что-то упало и разбилось, но войти в комнату и проверить, что же произошло, не осмелилась - ведь там был Соуске. Про себя она всегда называла Айзена по имени – да, они никогда не будут настолько близки, но помечтать-то она могла? Постояв немного под дверью, она услышала голос хозяина, убедилась, что с ним все в порядке, и со спокойной душой вернулась к своим обязанностям. Предстояло еще убраться в большой гостиной, чем она и занялась - вытирала пыль с антикварных статуэток - с ними следовало быть особо осторожной, один раз она разбила одну, но хотя Соуске не ругал ее тогда, вид у него был очень недовольный. Через десять минут хозяин дома пронесся мимо нее, он был в пальто и лихорадочно что-то говорил в мобильник. Вскоре она услышала шум мотора и скрип открывающихся ворот. Что такого стряслось, настолько важное, что хозяин бросил все (он не выходил из комнат Мурсьелаго раньше полуночи) и куда-то помчался, да еще и сел за руль сам? Переполняемая любопытством, она спустилась на нижний этаж и поскреблась в заветную дверь.
- Это я, Момо. Прости пожалуйста, но я слышала, как что-то разбилось. Тебе не нужна моя помощь?
- Нужна,- Мурсьелаго повернулся к двери, свернув окошко компьютера, глядя на вошедшую девушку.- Мы уронили столик. Случайно. Ты не приберешь?
Он дал ей сразу много поводов для домыслов. "Мы" - и разбитый столик. Голый Мурсьелаго. Следы свежих порезов на теле и лице. Она должна была быть смущена. И она была...
Машинально Момо сделала шаг, хорошо, что Мурсьелаго сидел спиной к ней, а не стоял, иначе ей пришлось бы узреть нечто, что приличные девушки видят в первую брачную ночь.
- К...конечно. Я сейчас все сделаю. Подавляя в себе порыв закрыть глаза ладонью, она надела специальные перчатки, в которых натирала серебро опасной для кожи очищающей смесью, и осторожно стала собирать в ведро крупные осколки. Сердце стучало как бешеное, а щеки цвели румянцем. Стыд, какой стыд.
Она не заметила, как Мурсьелаго поднялся с кресла, как зашел к ней за спину и закрыл дверь. И лишь потом она услышала его голос, почти у себя над ухом.
- Мне нужна твоя помощь, Момо. Ты поможешь мне?
Она невольно подалась вперед, опрокинув ведро, и порезав руку осколком.
- Итаии,- девушка сунула порезанный палец в рот, потом, сообразив, что Мусьелаго ждет ответа, выдернула обратно. - Конечно-конечно, Соу...Айзен-сан меня для этого к тебе и приставил, что мне надо сделать? - Она старалась не оборачиваться на обнаженного парня.
Тот перехватил ее руку, осторожно, почти нежно, слизывая кровь с ладони. Она видела только его руку, и половину его лица, прикрытую волосами.
- Мне нужен ответ на один вопрос. Ты ответишь мне, ведь так? Всего один вопрос, - язычок слизнул кровь в ее кожи, - Улькиорра. Кто он?
Она вздрогнула - мужчина еще никогда не прикасался к ней так... так интимно, ей было невероятно стыдно, в основном за то, что сейчас она испытывала не гнев, как подобает любой порядочной девушке, а скорее страх... страх, щедро разбавленный адреналином. Соуске мог вернуться в любой момент и увидеть ее - раскрасневшуюся, стоявшую на коленях перед обнаженным мужчиной, который... который делал с ней такую неправильную вещь.
-Улькиорра? Он никогда здесь не был, и я не знаю, кто он такой, даже не слышала никогда этого имени,- быстро выпалила Хинамори заученную фразу. Соуске не запрещал ей говорить с Мурсьелаго, но только не об Улькиорре. Он тогда печально улыбнулся и сказал, что если она нарушит это правило, он вынужден будет ее уволить, и будет огорчен этим. Огорчить его девушка боялась больше, чем оказаться на бирже труда.
- Он огорчил Айзена, Момо,- негромко произнес Мурсьелаго, и осторожно развернул ее к себе.- Посмотри, что сделал со мной Айзен-сан,- он взял ее руку, проведя ее пальцами по одному из порезов на груди, и так и прижав ее руку к теплой коже.- Мне больно. И ему было больно - в душе. Я не хочу, чтобы кто-то так поступал с Айзеном-сан. А ты, Момо? Ты допустишь это?
- Он... ударил тебя? - Прошептала Хинамори, не в силах поверить своим ушам, да и глазам, если на то пошло.- Но Айзен-сама добрый. Наверное, ты чем-то его огорчил. Знаешь, я однажды разбила красивую статуэтку, и он тоже сердился, правда, он меня не толкал на стеклянный столик и даже не ругался, но глаза у него были сердитые-сердитые, я уверена, что он попросит у тебя прощения, и все будет хорошо, ведь он тебя так любит, вот у тебя три комнаты, а у меня одна, и у Тоусена одна, но мы, конечно, не жалуемся, потому что Айзен-сама хорошо нам платит, и мы могли бы снимать жилье, но мы не хотим, потому что Айзен-сама очень хороший, да и добираться на работу от города тяжеловато, ты ни разу не выходил из особняка, но он очень далеко от города стоит, это я тебе точно говор…
Момо была вовсе не глупа, просто понимала, что имидж простушки и перекрашенной блондинки это ее главное оружие. Вот и сейчас она округлила глаза, добавила в голос восторженных ноток и говорила, говорила, говорила... Обычно после пятого предложения у ее собеседника начинал дергаться правый глаз, после десятого он поспешно сворачивал разговор и прощался и, как правило, никогда больше не разговаривал с Момо.
- Это значит, что ты позволишь Улькиорре обижать Айзена-сан? - Мурсьелаго приблизил свое лицо совсем близко к ее, так что она чувствовала его дыхание.
- Не знаю, кто такая эта Улькиорра, в глаза ее не видела, но Айзен-сама очень сильный, и у него много влиятельных друзей, и его никто не может обидеть, вот, а ты бы оделся, а то еще увидит кто, и придется жениться, а я тебя даже не люблю,- пискнула Хинамори, сжавшись в комочек.
- Ничего,- ее вдруг перевернули в воздухе, едва не уронив куда-то. Оказалось, что ее успели удержать в паре сантиметров от пола. Под рукой блеснули осколки, которые она так и не успела собрать, и все, что отделяло ее от них, была рука, поддерживающая ее под спину.
- Я жду, Момо.- Голос был уже совсем не ласковый, и рука, кажется, опускалась все ниже, готовая уронить ее на стекло.
- Ничего не знаю,- она зажмурилась и замотала головой,- Айзен-сама тебя... накажет!
- Посмотри туда,- Мурсьелаго кивнул в сторону стоявшего на столе ноута. Там все записывается. Камера. Как думаешь, Айзену-сама понравится то, что ты обнимаешься с парнем, который с ним спит?
- Но... но и слова тоже записывает,- прошептала Хинамори, хотя в технике она была полный профан,- я сейчас закричу, что ты меня насилуешь.
- Там только изображение,- качнул головой Мурсьелаго и накрыл ее губы поцелуем, достаточно недолгим, чтобы отстраниться до того, как она его оттолкнет.
Но Хинамори не собиралась его отталкивать. Это был ее первый поцелуй, и было что-то чудовищно несправедливое в том, чтобы прерывать его таким образом, тем более что ответить все равно придется. Пусть уж Соуске выгонит ее за это, чем за развратное поведение. По ее щекам потекли слезы.
- Кто такой Улькиорра, малышка? - Мурсьелаго лизнул ее шею, развратно, вынуждая отклониться назад, как видно он решил продолжать, и один бог знал, когда он остановился бы.- Говори – или это видео пойдет на ютуб.
Момо скосила глаза на белый экран ноутбука и посмотрела на него как на личного врага. Одна мысль о том, что ее увидят такой и подумают, что она нехорошая развратная женщина... и Соуске тоже подумает... эта мысль заставала ее похолодеть от ужаса.
- Пожалуйста, выключи камеру. Я тебе расскажу, честное слово, только выключи камеру и не говори Айзену-сама, что я тебе проболталась, иначе он меня возненавидит. Улькиорра это... друг Айзена-сама. Ну, он не то, чтобы друг, понимаешь,- она успокоилась, неожиданно быстро и вся как-то сжалась на руках Мурсьелаго, словно стараясь спрятаться за ним от ноутбука,- то есть он хотел... ну, он хотел делать с Улькиоррой то, что он делает с тобой. Но тот пропал куда-то несколько месяцев назад. Это все, что я знаю. А теперь отпусти меня, а то я тебе нагрублю.

@темы: Fanfiction