03:34 

А сейчас Зинаида Никаноровна Штольц исполнит романс "Ах, к чему этот ебаный стыд!"
Название: Отражение.
Авторы : Соуске Айзен , Toto_horse
Бета : Cuarenta
Рейтинг: в целом R, местами NC- 17
Герои: Айзен, Улькиорра, Мурсьелаго, Гин, Заэль, Гриммджо, Хинамори.
Жанр: романс
Краткое содержание: Не добившись взаимности от Улькиорры Айзен просить Заэля создать клона.
Предупреждение: AU, ООС Улькиорры, Улькиорра и Мурсьелаго два разных мм.....человека.
Отказ от прав: Кубо- кубово

Глава 3

От такого обращения Айзен вздрогнул. Бог. Определенно для некоторых людей в этом городе он и в самом деле являлся богом и повелителем, но он никак не ожидал услышать такое обращение из уст... кусо, надо придумать ему имя.
- Меня зовут Айзен,- он мягко улыбнулся и погладил его по щеке кончиками пальцев. Ему казалось, что кожа будет ледяной, но было вполне терпимо. - Я твой ...- он осекся. "Я человек, который будет заниматься с тобой любовью, представляя при этом одного знакомого официанта, который мне не дает" - ...я твой хозяин. Выбирайся из этой штуки, малыш.
- Айзен, - повторил, пробуя как звучит имя. Странно было слышать это все тем же до боли знакомым голосом, и видеть ломкую фигурку, когда парень выбрался из "гроба", утвердившись на полу. Он действительно был очень пластичным, выверенные движения, немного угловатые как у подростка, но не было сомнений, что в критическую минуту они станут отточенными и четкими.
- А... как зовут меня?
Вопрос поставил Айзена в тупик - называть свою игрушку абы как ему не хотелось. Такому красавцу хотелось выбирать имя долго и со вкусом.
- А какое бы имя тебе хотелось? - Он попытался решить проблему другим способом.- Тебе холодно?
- Не знаю, - пожал плечами, кажется, ему не приходилось решать подобные проблемы, - Мне сложно назвать себя. Я ведь не знаю, как я выгляжу, а имя ведь должно соответствовать, да? - Он поднял на него глаза. На ресницах таяла изморозь. - Нет, я почти не чувствую холод. Но мне приятно, что вы спросили.
- Почти не чувствовать и не чувствовать - это не одно и тоже, - мягко сказал Айзен,- я приготовил для тебя одежду - надень ее. Впрочем, нет, погоди,- он взял создание за руку и подвел его к большому старинному зеркалу в серебряной оправе. Айзен любил антиквариат. - Вот посмотри на себя,- он приобнял создание за талию и опустил голову ему на плечо. Отражавшаяся в зеркале картина напоминала фотографию, которую собирался отдать ему Улькиорра, только сейчас они в некотором роде поменялись местами - здесь Айзен улыбался, а создание оставалось сосредоточенно-серьезным.
Клон долго рассматривал себя в зеркало. Айзен видел, что его взгляд сосредоточен на его собственном лице, он не смотрел на мужчину в отражении. Подняв руки, коснулся своего лица, проводя по нему, словно хотел запомнить. Такое же лицо, как у Улькиорры, но пока не смягченное улыбкой, даже сейчас оно казалось напряженным, хоть у клона не было причин для беспокойства. Также явно было, что он не стесняется собственной наготы – то, что разительно отличало его от прототипа.
- Мурсьелаго, - произнес он, наконец, повернув лицо к Айзену, - могу так называться, Ками? - Он смотрел прямо в его глаза, и в них светилось что-то очень личное, как могут смотреть на человека, который является для тебя целым миром.
- Ты знаешь испанский? - Хотя да, Заэль говорил о шести языках. Значит, летучая мышь, да? – Что-то в облике создания, которое желало назваться именно этим именем, действительно напоминало ему хищную летучую мышь. – Что ж, Мурсьелаго, я не возражаю, - он практически готов был к тому, что тот захочет назваться Улькиоррой, и не хотел отдавать ему это имя, поэтому испытал облегчение от сделанного клоном выбора. И кажется, оно не собиралось называть его по имени. Ну что ж, ками так ками, человек, который практически создал его, ну или по крайней мере отдал соответствующий приказ, действительно заслуживал такого громкого имени. Он провел пальцем по тонким губам и притянул Мурсьелаго в свои объятья - ему все еще казалось, что тому холодно. И он не имел возможности прикасаться так к Улькиорре.
Обнимать Мурсьелаго оказалось приятно. Тонкий, он удивительно хрупко ощущался в руках, его хотелось прижать к себе - и быть осторожным, как будто имеешь дело с фарфоровой вазой. Неужели Улькиорра такой же податливый, так же естественно изгибается под рукой, чтобы плотнее прижаться, так же словно случайно выдыхает на подушечку пальца, касающуюся его губ, так что можно почувствовать тепло его дыхания, и понять, что он совсем не холодный...
- Я хочу тебя... Улькиорра,- это имя сорвалось с его языка прежде, чем он успел подумать, и отчего-то ему стало стыдно, хотя именно для этого ему и нужен был клон. Чтобы обладать пусть и косвенно - Улькиоррой,- он поднял его на руки, посмотрел было на памятную кушетку, но подумал, что вдвоем они там не поместятся, а если и поместятся, то почти наверняка превратят ее в груду обломков. Он отнес Мурсьелаго в спальню, опустил на изумрудные простыни и тогда только разжал объятья, слегка отстранившись и любуясь точеной белой фигуркой на фоне изумрудного атласа. Это было совершенство, и оно принадлежало ему. Да, пожалуй, оно того стоило.
Клон прикрыл глаза. Он не мог не заметить имени, но ничего не сказал, просто обнял его за шею, подводя поднять себя на руки и нести, куда-то по этому дому. Его сознание автоматически запоминало расположение выходов и окон, самые прочные стены, мебель, при желании завтра он сможет перечислить названия всех книг в шкафу в гостинной. Но это была работа подсознания, сам же Мурсьелаго позволил опустить себя на простыни - прохладные и мягкие, он даже сказал бы, что на ощупь они были приятны. Он лежал, чуть склонив голову на бок, так что открывалась белая тонкая шея, он казался беззащитным, обнаженный, по-своему изящный, приоткрывший губы, словно в ожидании.
- Тебе здесь нравится? - Айзен плавно опустился на кровать рядом с ним, лег на бок, опираясь на локоть и поигрывая черными локонами юноши.- Если хочешь, мы можем сделать тебе такую же комнату. Может быть, ты чего-нибудь хочешь? Пить или есть? - Он не знал, сколько времени провел парнишка в этом ящике, погруженный в медикаментозный сон. Ладонь соскользнула ниже - по тонкой шее, по узкой груди по впалому животу. Комната... да, следовало решить этот вопрос, потому что Мурсьелаго требовалось так или иначе спрятать подальше от любопытных глаз – увы, у него в доме постоянно кто-то был - то родственники, то деловые партнеры, то друзья. Улькиорра, в конце концов. - Айзену совсем не хотелось, чтобы однажды он столкнулся со своим собственным клоном, и даже не представлял, как объяснит это Улькиорре. О том, что самому Мурсьелаго надо будет что-то объяснять, он даже не подумал - едва ли клон был бы удивлен такой встречей.
- Здесь очень красиво, - ему сложно было сравнивать, это была вторая в жизни комната, которую он видел, но заложенные в него чувства цвета и пропорции говорили, что комната хороша. А еще глаза радовал зеленый цвет. Без какого-либо мотива, ассоциации, он просто понравился ему, и это было ново. Это было первое его личное предпочтение.
- Мне нравится зеленый, - произнес он, улыбнувшись краешками губ. Улыбка вышла неестественной, словно он пытался передать эмоцию, которую не до конца понимал. - Я не буду голоден еще двадцать четыре часа. Но могу разделить с вами трапезу в любое время, - он слегка подался вперед, двигаясь волной в ответ на ласку так, чтобы рука соприкасалась с его кожей в каждый момент времени.
- Ты разделишь... со мной трапезу,- прошептал он низким голосом, покрывая поцелуями тонкое белое тело, правда пожирающий его голод был сейчас совсем иного рода, и имел отношение не к желудку, а к другим органам его тела,- зеленый... ну что ж, пускай будет зеленый,- он уже решил, что сам займется обустройством апартаментов для своей игрушки, и находил в этом своеобразное удовольствие. Хотя Айзен вообще-то был равнодушен к дизайну, даже оформление комнаты он поручил специалистам. Ему не очень нравилась механическая манера разговора Мурсьелаго, но он знал, что со временем его речь изменится, станет... более человеческой,- если тебе чего-то захочется, просто попроси об этом, хорошо? Люди... постоянно о чем-то просят богов,- он осторожно перевернул юношу на спину и, кажется, намеревался взять свое прямо сейчас.
Мурсьелаго согласно кивнул, откинувшись назад, совершенно открытый для него, доступный, он пока не пытался отвечать на его ласки, только поглаживал его по плечам и отвечал на поцелуи, когда Айзен считал необходимым поцеловать его. Он был в некотором смысле робким, если такое определение можно было отнести к искусственному созданию - и все же он прежде всего он был доступным, наверное, это было главное положительное качество сейчас. Доступность - и его внешность Улькиорры. Он слегка раздвинул ноги, отвечая на недвусмысленное желание Айзена устроиться между ними, давая лечь на себя и как-то неуловимо удобно устраиваясь под ним.
- Я попрошу вас... Ками... взять меня... - шепнул он, считая, что эти слова будут ему приятны. Он соглашался с каждым его действием, это идеально вписывалось в картину мира Мурсьелаго.
Айзен слегка хмыкнул, зарывшись лицом в черные рассыпавшиеся по плечам волосы, - он был забавен, этот искусственный интеллект, - словно кто-то написал на бумажке как надо вести себя в тот или иной момент, а потом поместил эту бумажку ему в голову, как помещали скрижали со святыми словами в головы големов, и они - если верить древним легендам - оживали. Айзен не заставил его просить дважды и плавно вошел в податливое мягкое удивительно покорное его рукам тело. И брал его медленно и нежно, больше заботясь о его удовольствии, чем о своем, как бы это ни было нелепо. Он шептал ему всякие нежности, те, что достались бы Улькиорре, если бы сегодня тот принял предложение и переночевал в его спальне, однако четко следил за тем, чтобы имя зеленоглазого недотроги не срывалось больше с его губ.
Мурсьелаго отвечал ему, в своеобразной смеси теоретического умения, физических возможностей и того факта, что все это происходило для него впервые. Он тоже иногда шептал ему приятные слова, и ближе к концу стал вести себя достаточно свободно, чтобы самому ласкать его, пусть и не забирая инициативу. Ему нравилось, по крайней мере, об этом говорили его тихие стоны и частый пульс.
Если он и не чувствовал холода, то к ласкам его кожа оказалась очень чувствительной.
Удивительно, но даже оргазм у этого существа наступил только тогда, когда этого захотелось Айзену. (Он поймал себя на том, что ему предстоит привыкнуть называть его Мурсьелаго, - имя было красивое, но слегка громоздкое, особенно для такого хрупкого создания). Айзен перекатился на бок, прижимая к себе тонкое тело. Даже получив высшее удовольствие, он не хотел отпускать его от себя, словно боялся, что тот исчезнет. Так он и лежал, выравнивая дыхание и слушая, как бешено стучит маленькое сердце. Удивительно, но у него не осталось ощущения, что он только что любил нечто, созданное искусственно, нечто, выращенное в пробирке. Мурсьелаго был теплым. Он был настоящим. Живым.
- Спасибо,- прошептал он.
Мурсьелаго лежал у него на груди, доверчиво прижавшись и поглаживая кончиками пальцев кожу под ключицей.
- Спасибо, Ками, - отозвался он на его слова. Этот человек подарил ему жизнь - и наслаждение, равного которому он не знал. Он вообще почти ничего не знал об этом мире, ему не с чем было сравнивать.
- Мне... хорошо рядом с вами.
Заэль предупреждал, что игрушка самообучающаяся и что она эмоционально замкнута на своем хозяина, и это мешало ему поверить в искренность слов Мурсьелаго. Должно быть, он просто извлек из своего мозга информацию о том, что именно такие вещи принято говорить партнеру после хорошего секса, - а этот секс определенно был хорошим. А еще ему определенно нравилось, что Мурсьелаго не боялся прикасаться к нему. Улькиорра же нервничал от любого прикосновения.
- Спасибо тебе, малыш. Мне тоже с тобой хорошо. А сейчас... он не был сторонником постельных разговоров, предпочитая просто лежать без движения и размышлять о своем (привычка, которая оскорбляла большинство его любовниц), но сейчас ему хотелось поговорить. - Может быть, ты хочешь что-нибудь спросить?
- Да, - он приподнял голову, чтобы видеть его лицо. Сейчас его тело было приятно расслаблено, мышцы получили свою первую нагрузку, и теперь отдыхали, осваиваясь в новом состоянии. - Это место ваш дом, если я правильно понял. Вы... часто бываете здесь?
- Обычно я приезжаю сюда только ночевать, - ответил Айзен,- а иногда и ночевать не приезжаю - я довольно занятой человек. Но ты не волнуйся, я распоряжусь, чтобы тебе давали все, что ты попросишь. Штат прислуги у него был небольшой для такого большого особняка. Его горничная, Хиномори, была безоглядно ему предана и, как он подозревал, так же безоглядно влюблена в своего холостого хозяина, но он не отвечал на ее чувства, их элементарно не было, еще до появления Улькиорры, но относился к девушке с большой теплотой. Пожалуй, ей можно было позволить видеть Мурсьелаго. Если он попросит, малышка Момо будет нема как рыба.
- Я буду рад проводить с вами время, Ками, - он потерся о его плечо щекой, в таком естественном жесте, словно они уже давно были близки. Он не знал, сколько обычно люди проводят вместе, и разумно полагал, что видеть периодически своего хозяина - это более чем хорошо, тому и был рад.
- Я могу делать что-то для вас, пока вас нет?
Он умел многое. Еще ничего не испробовал, но знания теснились в подкорке, почти физически требуя воплотить их в жизнь.
Айзен притянул его голову к себе на грудь.
- Нет, спасибо Уль....Мурсьелаго... Мне нужно лишь, чтобы ты уделял мне внимание, когда я сам буду здесь, а мой комфорт обеспечивают другие слуги. С одной из них ты познакомишься. Милая девушка, к ней ты можешь обращаться, если тебе что-то понадобится в мое отсутствие. О том, что он намерен использовать Мурсьелаго в качестве боевой единицы, он пока решил не говорить. - И еще - у меня будет к тебе просьба. У тебя будет своя комната, и ты должен оставаться в ней, пока к тебе не приду я и не скажу, что ты можешь выйти, хорошо?
- Хорошо, - легко согласился Мурсьелаго, поглаживая его плечо, видимо этот жест нравился ему, дарил тактильные ощущения живого тела, осознание того, что он не один. Пульс мужчины еще не восстановился. Это было странно, его собственное сердце уже успокоилось, у Ками же оно превышало норму на 21-22 удара в минуту. Значило ли это, что он утомил Ками? Но ведь тот сам проделывал с ним все, что хотел, он едва ли проявлял инициативу сегодня. Вопрос поставил его в тупик.
- Мне... нужен будет компьютер, с доступом в Интернет, - названия приходили сами собой. Интернет - место, где можно взять информацию. - Я хочу понимать вас, Ками. Это должно мне помочь.

@темы: Fanfiction

   

Игры с пустотой

главная